События

Маму с ребёнком поставили перед выбором на какой войне им жить: в Украине или в Сирии. Решить нужно за два дня

01.05.2018 Петербург 24/7 260 https://spb247.ru/17927/
arabmir.net | Война в Сирии

Управление по вопросам миграции МВД хочет отправить мать с ребёнком на войну в Сирию, и не даёт убежище. Через два дня их должны депортировать из России и мирного Петербурга, сообщает Комсомольская правда.

Людмила Моамар живёт в Петербурге больше пяти лет. Её муж в народном ополчении в Сирии. Сейчас дочери 14 лет.

Людмила родилась в Украине, но потом познакомилась с Фаресом, который приехал из Сирии учиться на врача. Шесть лет пара прожила в гражданском браке. Потом они расписались и уехали жить в Сирию. Там родилась дочь Мария.

spb.kp.ru | Дочь Мария

Когда дочь подросла, она училась в одной школе с детьми президента Башара Асада. В Дамаске семья жила по русским канонам, и говорили Моамары между собой только на русском языке, поэтому для девочки он родной.

Война в Сирии началась в 2011-м.

Людмила Моамар:

Я проводила Машу в школу, она, как обычно, села на автобус, который забирал ее у дома. Я почему-то осталась стоять у окна. И спустя несколько минут стекла вдруг выгнулись внутрь комнаты, потом так же обратно, хлопнула дверь и погас свет. Я стала звонить мужу. Когда он, наконец, взял трубку, то он кричал, что взорвали школьный автобус, все дети погибли. Я только спросила – «Маша там?». А он ответил, что не знает. Я не знала, куда бежать, где это точно случилось. Только в три часа дня смогла дозвониться до школы. А там, уже не слушая вопроса, мне сразу ответили: «Все наши ученики живы».

Был ещё один случай: военные остановили автобус и обыскали его, держа у виска маленькой Маши пистолет. После этого родители решили, что ребёнку лучше уехать из страны на какое-то время, пока всё не закончится.

Людмила с Машей приехали летом 2012 в Россию на каникулы, побывали в Москве и Петербурге. А в начале сентября по пути домой получили звонок от главы семейства, он сказал, что лучше пока не возвращаться. Их квартиру взорвали, документы сгорели.

Людмила Моамар:

И мы решили вернуться в Россию. Я же искренне ее люблю, я верила в «русский мир», в то, что Россия нас не бросит

Но российские миграционные службы предлагают Людмиле ехать на другую войну, ту, которая "по месту прописки", на Украину.

Людмила Моамар:

Мне в миграционной службе говорят, что наш случай уникальный – мы с Машей беженцы сразу двух войн. Говорят, но только не разрешают остаться в Петербурге. Мой муж остается врачом в ополчении. Его отца и брата в 2015-м похитили боевики. Они шли на выборы президента, а их прямо на улице схватили и куда-то утащили. Отец, скорее всего, умер.

Семье дали время добровольно покинуть страну. После этого их могут депортировать принудительно.



Расскажите друзьям!



Все события