Жизнь

«Как в кино». Блокадница, прошедшая через все ужасы войны, случайно встретилась со своей первой любовью спустя 60 лет после разлуки

09.05.2018 Петербург 24/7 51 https://spb247.ru/18513/

 

Блокадница Лариса Александровна Деги спустя 60 лет встретила свою первую любовь. Признается, если бы не это, «давно бы померла». Она вспоминает ужасы войны, разлуку с любимым и то, как судьба снова свела их вместе. В разговоре с «Комсомольской правдой» Лариса Александровна не может сдержать слез.

— Как вспомню блокаду, так и заплачу. Вчера опять наревелась. Вы себе не представляете, что мы пережили... Это все трепотня! Это все неправда!.. Что мы пережили, не знает никто.

Летом 1941-го десятилетнюю Ларису вместе со страшим братом отправили в деревню Княжево. Там жила их бабушка и там же деникинцы казнили их деда, приехавшего строить коммунизм. Отец детей умер от болезни, поэтому воспитание детей легло на плечи двух вдов. Мать работала на ленинградском заводе, в том числе и в годы блокады, за что позже будет удостоена ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени.

Комсомольская правда | Бабушка и дедушка Ларисы Александровны

Когда началась война, семья переехала в Ленинград. Мама Ларисы забрала родных к себе, чтобы быть с ними рядом. Это было в июле 41-го. Жили в доме на Канонерской улице, том самом, что стоял по соседству с судомеханическими предприятиями — первоочередными целями фашистских бомбежек. В памяти девочки на всю жизнь отпечатаются обстрелы.

— Это я запомнила на всю жизнь. Канун 7 ноября. По радио передавали праздничный концерт. Диктор объявляет: «Сейчас для вас будет петь Леонид Утесов», — и вдруг как завыла сирена! Дали прикурить! Бомбоубежище ходуном ходило. Дом напротив разбомбили. На Лермонтовский на парашюте торпеду сбросили, и она сразу четыре дома разбила. Ужас. Страх. И мы, дети.

Комсомольская правда | Мама, папа и братик Ларисы Александровны

Соседний дом полностью разбомбили, а их сильно пострадал. Окна приходилось завешивать одеялами. Вскоре семью переселили. Наступила зима — самая страшная за время войны. Чтобы выжить, ленинградцы питались чем придется. Семья Ларисы ела клей, а ее саму старались не выпускать на улицу — вдруг съедят.

— Зима 1941/42 была самой ужасной… Хлеба было мало, он был несъедобный. Выручило то, что мама хотела ремонт делать: олифа была куплена, клей столярный, что-то еще. Мы все это съели. 

Иногда несмотря на страх родных Лариса ходила в кино с соседской девочкой Зоей. Спускаясь по лестнице парадной, девочки не раз видели покойников, завернутых в белые простыни. Люди умирали от голода. Лариса вспоминает, как они вдвоем плакали, когда на экране показывали еду.

— Крутили фильм «Свинарка и пастух». Там есть сцена, когда героиня сидит и держит в руках хлеб и кружку молока. Смотрели и плакали.

Комсомольская правда | Лариса Александровна со старшим братом

20 мая Лариса пошла в третий класс. Уроков не было до сентября: ходили, чтобы поесть. Второе школьница обычно уносила домой в баночке, чтобы накормить бабушку, но еды все равно не хватало. Летом пожилая женщина умерла. К тому времени брат Ларисы был сильно истощен. Его тоже ждала голодная смерть. Мама ребят, чтобы спасти их, решилась на страшный поступок — убила собаку соседей. Семья плакала и ела.

— Умер бы и брат. Но мы съели собаку… У наших соседей была маленькая дворняжка, белая с рыженьким. Брат умирал, была уже такая дистрофия, что он не ходил. И мама взяла и убила эту собаку. Ночью, чтобы никто не видел, отпаивала его с ложечки собачьим бульоном. Только благодаря этой собачке мы и выжили. Ее звали Катушка.

В это время в оккупированной деревне Княжево выживал Борис Ефимов, будущая первая и последняя любовь Ларисы Ивановны. Деревенским приходилось проще — кормились с огорода.

— Жили как-то: в деревне, ребятки, было легче. Земля своя. Фашист гнал технику только по дорогам. Они Княжево прошли и двинулись к городу. Ни немцев, ни полицаев у нас не стояло. В соседней деревне были испанцы, Голубая дивизия. Испанцы вообще-то народ добрый, никого не трогали. Бывало, ребятишками к ним придем, у кухни околачиваемся — они в котелок плюхнут. А там — остро, один перец! Ни соли, ни песку, ни керосина, ни спичек не было. Печи разжигали кто чем: ходили за угольком к соседям, за огнем к упавшим самолетам… Кто как спасался. Война есть война.

 Как только сняли блокаду, Лариса приехала в Княжево. Будущие влюбленные знали друг друга и до войны: бабушка Ларисы Александровны и дед Бориса Павловича были соседями. 

— Это была первая наша любовь. Целовались до упаду! Я каждый год в деревню ездила, только что в блокаду не была.

 В 23 года Борис женился на другой и уехал на север, прожил там в браке 60 лет.  «Он женился мне назло», — припоминает любимому Лариса. Она и сама вышла замуж. Оба овдовели, и тогда судьба снова свела их вместе. Лариса приехала отдохнуть к маминой подруге на дачу в деревню, где тогда жил Борис. С их последней встречи прошло 60 лет, но Лариса сразу узнала в идущем по обочине прохожем свою первую любовь. Они вместе вот уже 15 лет. 

— Никто не верит, что можно вот так встретиться спустя 60 лет, — улыбаются старики. — Как в кино. Кино и есть.


Расскажите друзьям!



Все события