Иллюстрация «Bird Born»
Жизнь

«Они хуже одеты, у них не такие хорошие стрижки». За что петербуржцы не любят Москву, а москвичи терпеть не могут Питер?

13.12.2017 Петербург 24/7 12437 https://spb247.ru/6696/

Что лучше: Москва и Санкт-Петербург — вопрос почти риторический. В столице официальной больше денег и возможностей, зато нет питерского очарования. Провинциалы больше любят город на Неве, так как его неспешность ближе к маленьким городам, чем к столице. Мы решили узнать, что думают сами жители столиц.

О транспорте

Петербуржец о Москве

В первую очередь удивляют московские вокзалы. Они уже немного облагородились, но всё равно очень похожи на привет из девяностых. Там стоят смешные ларьки, много аляповатых вывесок, ходят попрошайки, спят бомжи.

Метро тоже поражает взгляд. Оно больше и монументальнее, чем петербургское, однако и старее. Станции в центре города обветшавшие, стены покрыты потёками. В московском метро пахнет грязью и, простите, метро — незабываемый запах из детства, который в питерской подземке почти исчез.

С пригородным транспортом беда. Нигде, наверное, нет таких грязных и переполненных электричек, как в Москве. И уж, конечно, их давно нет в Санкт-Петербурге.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

В московских поездах самого «рабочего» направления ехать неприятно: стоит вонь. Запах старого белья, потных ног и немытых голов. Сами составы тоже не новые. А ещё там постоянно разговаривают по телефону. Между собой люди мало общаются. В отличие от жителей Ленобласти, которые часто болтают с соседями по вагону, москвичи и обитатели Подмосковья едут молча и говорят только в пределах своей компании. Или по телефону: в электричке они решают все свои дела. Один обсуждает по работе доставку окон, другой обзванивает газетные объявления, часто встречаются в вагонах риелторы. Человек, едущий в грязной электричке до города Металлострой, продаёт квартиру за тридцать миллионов и выторговывает себе комиссию в семьсот тысяч.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

Общественный транспорт в Петербурге привлекательнее московского, зато частный заставляет плакать. Удивительно, но в Москве очень вежливые водители и наглые хамоватые пешеходы. В столице ездят тихо, аккуратно, пропускают всех подряд и даже научились, как в Европе, приветствовать друг друга рукой. Пешеходы при этом постоянно перебегают дорогу на красный свет или вообще в местах без светофора. Люди, снующие туда-сюда через Варшавское шоссе, — норма. Москвичи — непуганые пешеходы. В Петербурге всё наоборот: люди ходят строго на зелёный, только группами и всегда пропускают автомобилистов. А те в ответ ездят по тротуарам и паркуются на газонах. В городе маршрутка и даже автобус могут разогнаться до девяноста километров в час.

Москвич о Санкт-Петербурге

Капитальности питерского метро можно позавидовать, а «антизайцевые» стенки в вестибюлях — это вообще что-то из разряда фильмов про американские тюрьмы, при том что у нас на многих станциях вообще нет выходных турникетов и количество проскакивающих зайцев крайне невелико. Никогда не поверю, что в Питере народ хуже и все норовят пролезь задаром.

Поначалу мы думали, что питерские водители невежливые и никогда никого не пропускают. Особенно если учесть, что у нас были московские номера. Потом мы, наоборот, поняли, что всё подчинено структуре и логике. Если машины съезжают на какой-то поворот — они строго становятся в один ряд и никто не пытается из левого или трёх рядов повернуть направо, как это бывает в Москве. Здесь все едут по-европейски.

Про людей

Петербуржец о Москве

Люди в утренние часы едут в Москве смиренные и серьёзные. Нет расслабленных лиц и улыбок, не встретишь человека, который бы радовался предвкушению нового дня. В целом кажется, что пассажиры столичного метро беднее питерцев. Может быть, они и зарабатывают больше, но очевидно, что свободных денег у пассажиров московского метро остаётся меньше: они хуже одеты, у них не такие хорошие стрижки и не очень здоровая кожа.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

Мало кто в поездах читает. Чаще играют на смартфонах в игры. На ленинградских электричках пассажиры любят раскладывать пасьянс, а в подмосковных — гоняют по экрану шары или складывают тетрис. Но в Ленобласти всё же больше читают.

Москвич о Санкт-Петербурге

Из ярких проявлений русского менталитета для Питера в особенности пригодны три: «Нет таких трудностей, которых мы не могли бы себе создать для их преодоления», «Догоним и перегоним» и «Авось пронесет». Скажите на милость, какая была необходимость строить город на непролазном болоте, зная, что этот город регулярно будет затоплять? Однако построили: авось да не затопит. Причем построили не просто город, а такой, чтоб всем на зависть, — столицу.

Про еду, кафе, клубы и бары

Петербуржец о Москве

В Петербурге всё очень хорошо с общепитом. Там много кафе и столовых, в которых красиво, вкусно и дёшево. Питерские столовые — городская достопримечательность, потому что они уютные, отлично оформленные и чистые. Многие заведения держат открытую кухню или ставят в поварской панорамное окно. Можно заглянуть и убедиться, что на столах опрятно, а работают в перчатках. В Москве готовят чаще голыми руками. И без гида там в центре кафе с доступными ценами не найдёшь. В самом центре столицы в принципе очень мало дешёвых кафе. Есть только рестораны. Самое бюджетное заведение около Кремля — столовая ГУМа. Салат, второе и чай — около семисот рублей. И меню отвратительное: свёкла с майонезом, кисели, картофельное пюре. Московские рестораны и кофейни в пределах Садового кольца — это сплошное горе. Хотя цены там упали, они все ещё очень не соответствуют качеству.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

В Москве как массовое явление отсутствует шаверма, которая на самом деле давно стала метафорой для качественного стрит-фуда. В Петербурге шаверму делают при тебе, в перчатках, овощи нарезают маленькими порциями и не хранят в контейнерах дольше получаса. Шаверму на тарелке подают в одноразовой посуде, а чай, как правило, в картонных или бумажных стаканчиках.

В Москве шаверма встречается в разы реже, чем в Петербурге. Она называется шаурма, готовится почему-то в шаурмичных и подаётся на обычной посуде. Перчаток у тех, кто эту, с позволения сказать, шаурму в Москве крутит, как правило, нет.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

А ещё по сравнению с Петербургом в столице очень мало мест, где бы готовили вегетарианскую еду, разные эко-, био- и прочие органик-блюда. Это отдельная проблема. Москва очень любит мясо. Фалафель, сыроедческие кафе и кришнаитские рестораны в таком избытке, какой сложился в Петербурге, для столицы скорее явления из области фантастики, а для Питера — норма.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

Пока в городе не снесли ларьки, в них продавали веганский фастфуд, смузи из экологически чистых овощей и коктейли с пророщенным зёрнами пшеницы. Но и без ларьков осталось много мест, где современные молодые люди готовят здоровую вкусную еду. Ещё одна питерская особенность — здесь в ресторанный бизнес идут молодые, модные и, главное, местные. Поэтому меню, интерьеры, подача в их кафе очень отличаются от московских. Складывается впечатление, что в Москве заведения открывают люди более старшего возраста и в основном мигранты.

Москвич о Санкт-Петербурге

Если пить в Петербурге действительно дешево и как-то душевнее, то вот танцевать лучше в Москве. Заведения по-прежнему ориентируются на условную «Солянку», которая закрылась, напомню, в 2014 году. Я не очень поняла, где водится молодая кровь, передовые 20-летние, так как почти везде мы наблюдали либо состоятельную и состоявшуюся публику, либо студентов-технарей, которые идут в «Мишку» или на концерт «Помпеи» по инерции, потому что это было модным когда-то. Возможно, нам не повезло или наш маршрут просто не включил точки, которые будут актуальны не только сегодня, но и завтра. А возможно, Петербург — это барный город. Но не тусовочный.

Про город

Петербуржец о Москве

В Москве стало приятно гулять. Да, этих слов никак не ожидали от петербуржцев, но Москва действительно европеизировалась. Широкие тротуары, ровные дороги, хорошее освещение, упорядоченные вывески, красивые витрины, ресторанные веранды. В столице наконец появился вкус. Исчезли ларьки с мочалками и стихийные рынки.

Иллюстрация: «Поребрик из бордюрного камня» Ольга Лукас

Странное дело: пока петербуржцы вслед за экзальтированными москвичами панически кричали о разрушении Москвы и градостроительном вандализме, Москва преобразилась до неузнаваемости. А Петербург, увы, остался таким же, как и пятнадцать лет назад: культурный, доступный и немного запущенный.

Москвич о Санкт-Петербурге

Для нас, москвичей, этот город немножечко «иностранный»: нам в диковинку равновысокие здания, выстроенные по линейке, в гармонии которых нет ничего от стилевой разноголосицы Москвы. Нам интересно кататься на теплоходике по речкам, каналам и канавкам, где порой приходится нагибать голову, проезжая под мостом, необычны скамейки, подвешенные на цепях в темных скверах. Даже язык здесь немного иной: не сразу привыкаешь уточнять в булочной, что тебе нужно — «хлеб» или «булку», или называть тротуар поребриком. Доходит до того, что привычная нам шаурма здесь называется шавермой.

Бывает, что дух захватывает от красоты, когда в лучах заходящего солнца жаркой медью загораются ростральные колонны перед стройным зданием Биржи, и я понимаю мою тетю, пережившую блокаду, когда она говорит: «Иду по набережной и думаю: какое счастье, что я здесь живу!».

Источники:

Gubdaily.ru

the-village.ru

storia.me



Расскажите друзьям!