Жизнь

Биологическая мать, у которой умер ребенок от голода, хочет забрать дочь из приемной семьи и суд может ей это позволить

22.12.2017 Петербург 24/7 391 https://spb247.ru/7387/

В прошлом году Светлана Сеченова с мужем удочерили Кристину, несмотря на все рассказы врачей о многочисленных диагнозах девочки: порок сердца, проблемы с центральной нервной системой и недовес. Недавно биологическая мать Кристины захотела вернуть дочь в семью, и по закону ребенка должны передать матери, но в случае Сеченовых ни опекуны, ни спецслужбы делать этого не хотят, сообщает «Комсомольская правда».

Семья живет в Новосибирской области, у них большой дом, хороший ремонт и стабильный заработок. Приемные родители регулярно возят дочку на обследования. Светлана беспокоится, что биологические родители не смогут оказать малышке нужный уход.

— Как я могу ребенка отдать туда, откуда его голодным забирали? Представлю, что с малышкой с ее болячками там будет, и становится плохо… В опеке нам так и сказали: «Да, мы понимаем, что в конечном итоге они сорвутся, будут пить, но у нас руки связаны», — рассказывает Светлана.

Влад Комяков/ КП | Квартира биологических родителей Кристины

Биологическая мать Кристины Ольга родила четверых детей, затем переехала в Первомайский район Новосибирска и родила пятого ребенка. За девочкой никто не следил, у ребенка были пролежни и истощение, к девяти месяцам она весила 3600 граммов. Девочка умерла, а ее мать попала в колонию на 8 лет. Там родила мальчика-инвалида, который сейчас воспитывается в интернате. Первый сын Ольги уже совершеннолетний, трое других детей на воспитании у бабушки, в отношении них мать лишена родительских прав.

Младшую дочь Кристину Ольга все еще может вернуть, в чем ее поддерживает биологический отец малышки Михаил, подавший заявление в опеку. Пара начала проходить лечение от алкоголизма, зарегистрировала свои отношения и получила новое свидетельство о рождении дочери. Однако факт отцовства нужно еще доказать.

— Ребенка нашего дали им под временную опеку. А они говорят: «Будем бороться за нашу доченьку». Так это не их дочь, она наша. Странные люди, все нервы вымотали. Мы не пьем, а наговорить все что угодно можно. Я работаю, муж работает, — заявила Ольга.

Пара живет в трехкомнатной квартире Михаила: на полу тонкий палас, пустой сервант с аккуратно расставленными мягкими игрушками наверху, в комнате родителей стоит детская кроватка. Биологические родители Кристины объясняют долгое отсутствие в жизни дочери тем, что нужно было подготовить все необходимые документы. Ольга добавила, что после возвращения Кристины хочет вернуть опеку и над другими детьми.

Глава сельсовета Наталья Никулина вспоминает, что Ольга и Михаил выпивали, на работу ходили через раз. Опасаясь за ребенка, соседи вызвали полицию.

— Мы приехали с полицией, с соцзащитой — там бедлам. Ребенка изъяли. Девочку не кормили, поэтому она и кричала. Сначала девочку отдали бабушке, но для нее это оказалось слишком тяжело, ведь девочка очень маленькая. Поэтому и определили малютку в дом ребенка. У нас вся общественность в шоке: неужели ей вернут ребенка? Не любит работать, у них долг по квартире. Он, когда пьяный, агрессивный: она с синяками была, когда мы на обследование приходили, — сообщили в сельсовете.

Влад Комяков/ КП | Квартира биологических родителей Кристины

Отец Кристины родительских прав лишен не был, ему могут вернуть дочь. Однако если суд откажет Ольге в восстановлении ее родительских прав, в одном доме с малышкой она проживать не сможет.

— Она и на соседей кидалась, говорила: «Горло перережу, из-за вас у меня ребенка отобрали». Только люди в суде это подтверждать отказываются, боятся ее, — продолжает Наталья Никулина.

Юрист Константин Зиновьев считает, что шансы у биологической семьи есть.

— Если в случае со смертью ребенка этой женщины установлено, что это было умышленное лишение жизни, то тогда вопрос о лишении родительских прав уже практически решен. Умысел бывает прямой и косвенный — когда человек допускает, что такое возможно, но относится к этому безразлично. В любом случае в подобных делах многое зависит от суда. И от того, как себя стороны поведут. Но пока у нас существует общая направленность на сохранение реально существующей биологической семьи. Хотя, что касается конкретной истории, есть большие шансы, что мать лишат родительских прав.

Сотрудник отдела опеки Ордынского района Юлия Навощенко рассказала, почему ребенка внезапно решили забрать у опекунов:

— Ребенок стоит на учете, девочка осталась без попечения родителей, так как мать была ограничена в правах, а сведения об отце отсутствовали: в свидетельстве о рождении стоял прочерк. Ребенок был передан под опеку. Мама в отношении еще четырех кровных детей лишена родительских прав. Отбывала наказание в местах лишения свободы. По месту жительства мама характеризуется отрицательно, и вопрос о возвращении ребенка органом опеки не рассматривался. В ноябре 2017 года в отдел опеки обратился отец ребенка, предоставив свидетельство об установлении отцовства, и написал заявление о возвращении ребенка. На основании этого документа органом опеки и попечительства в соответствии с законодательством принято решении о прекращении опеки. Но ребенок проживает в семье, наше постановление о прекращении опеки приостановлено на основании решения суда. В настоящее время в суде рассматривается вопрос о лишении родительских прав и матери, и отца.



Расскажите друзьям!



Все события